Новости

Привлечен к административной ответственности за мелкое хищение чужого имущества путем мошеничества

Читать

Мировым судьей судебного участка № 1 Адамовского   района Оренбургской области  житель районного центра привлечен к административной ответственности за мелкое хищение чужого имущества стоимостью более одной тысячи рублей, но не более двух тысяч пятисот рублей путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты при отсутствии признаков преступлений.
 

Как следует из материалов дела, житель п. Адамовка работая водителем у индивидуального предпринимателя, с которым у него был заключен трудовой договор,  встал на учет в качестве безработного в ГКУ ЦЗН «Адамовского района», о том, что он трудоустроен в ГКУ ЦЗН не сообщил, путем мошеничества совершил мелкое хищение чужого имущества, а именно незаконно получил выплату пособия по безработице за период с 30.01.2019 года по 25.02.2019 года, в размере 1651.47 руб...

 В судебном заседании  житель п. Адамовка вину в совершении административного правонарушения признал в полном объеме.
 Учитывая характер совершенного административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, все обстоятельства дела, мировой судья назначил наказание в виде административного штрафа в размере 3 000 рублей в доход государства.


 
Постановление не вступило в законную силу.

 


Определены новые правила назначения адвокатов в качестве защитников в уголовных делах.

Читать

 

15 марта 2019 года вступил в силу новый Порядок назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве (далее - Порядок). Действующие к моменту его вступления в силу правила адвокатских палат субъектов РФ по исполнению прежнего Порядка (далее - региональные правила) должны быть приведены в соответствие с новым Порядком и согласованы Советом ФПА РФ до 1 октября 2019 года. До согласования региональные правила применяются в части, не противоречащей новому Порядку.
Отметим некоторые из нововведений.
В число основных принципов назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве включен принцип равноправия, означающий право адвокатов участвовать в уголовных делах по назначению вне зависимости от избранной формы адвокатского образования или принадлежности к конкретному адвокатскому образованию.
Принцип приоритетности назначения (назначение на стадии судебного разбирательства того же адвоката, который осуществлял защиту по назначению на стадии предварительного расследования) трансформирован в принцип непрерывности защиты, предполагающий участие одного и того же адвоката в уголовном деле с момента назначения до полного исполнения принятых им на себя обязательств (допускаются исключения).
У принципа территориальности (невозможность участия в уголовных делах по назначению на территории одного субъекта РФ для адвокатов, сведения о которых внесены в реестр адвокатов другого субъекта) появилось еще одно исключение: он не применяется также и в случаях производства процессуальных действий и судебных заседаний на территории одного субъекта РФ по уголовным делам, находящимся в производстве органов дознания, органов предварительного следствия и судов другого субъекта РФ и или органов предварительного расследования межрегионального или федерального уровня.
Предусмотрен порядок уведомления дознавателем, следователем, судом адвокатской палаты (представителей адвокатской палаты) о принятом решении о назначении защитника по уголовному делу.
Так, уведомить можно в письменной (посредством постановления о назначении адвоката в качестве защитника, заявки, запроса и др.), устной (по телефону) или электронной (через интернет-канал) форме.
В целях более эффективного назначения защитника, в том числе для сокращения сроков назначения, дознаватель, следователь или суд могут при уведомлении адвокатской палаты указать:
- квалификацию вменяемого в вину преступления;
- ФИО адвоката, который ранее участвовал в данном уголовном деле;
- иную информацию, предлагаемую региональными правилами (например, указание на срочность назначения защитника и др.).
Однако отсутствие каких-либо из этих сведений не является основанием для отказа в назначении адвоката в качестве защитника.
Закреплены способы и время приема адвокатской платой уведомлений о назначении.
В новом Порядке детально урегулирован процесс назначения адвокатской палатой адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве (прежним Порядком закреплялись лишь способы распределения поручений между конкретными адвокатами).
Так, например, в Порядке теперь предусмотрено, что после получения от адвокатской палаты информации о поручении адвокат должен принять решение о возможности или невозможности его участия в данном уголовном деле в течение 15 минут. Если ответ адвоката отрицательный либо ответ от него не получен в течение установленного времени, распределение поручения повторяется до момента его принятия каким-либо адвокатом.
Также в Порядке теперь закреплено, что советы адвокатских палат распределяют поручения о назначении защитника между конкретными адвокатами с учетом региональных особенностей и приведен их примерный перечень (количество адвокатов, участвующих в уголовном судопроизводстве по назначению, применительно к административно-территориальному делению соответствующего субъекта РФ, территориальная удаленность от места нахождения органов дознания, органов предварительного следствия и судов и т.д.).
Отметим, что рассматриваемый Порядок, как указано в его тексте, применяется на всей территории РФ независимо от места назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, а региональные правила, принятые адвокатской палатой субъекта РФ, - на территории данного субъекта.
Советы адвокатских палат должны довести новый Порядок и региональные правила (в том числе информацию об используемых способах приема уведомлений о назначении защитника, о представителях адвокатской палаты и их контактных данных и др.) до сведения органов дознания, органов предварительного следствия и судов, осуществляющих деятельность на территории соответствующих субъектов РФ, а также до адвокатов, сведения о которых внесены в реестр адвокатов субъекта РФ.

 


Постановление Конституционного Суда РФ от 1 февраля 2019 г. N 7-П

Читать

 

 

 
Конституционный Суд пришел к выводу, что нельзя удерживать алименты из компенсации за использование личного транспорта.

В силу ст. 109 Семейного кодекса РФ работодатель удерживает алименты из заработной платы работника, обязанного их платить. Перечень видов заработной платы и иного дохода, из которого производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, определен постановлением Правительства РФ от 18.07.1996 N 841. Согласно подпункту "п" пункта 2 Перечня удержание алиментов производится в том числе с суммы, равной стоимости выдаваемого (оплачиваемого) питания, за исключением лечебно-профилактического питания, а также иных выплат, осуществляемых работодателем в соответствии с законодательством о труде, за исключением денежных сумм, выплачиваемых в связи с рождением ребенка, со смертью родных, с регистрацией брака, а также компенсационных выплат в связи со служебной командировкой, с переводом, приемом или направлением на работу в другую местность, с изнашиванием инструмента, принадлежащего работнику.

Вопрос о конституционности данной нормы стал предметом рассмотрения Конституционным Судом РФ в связи с жалобой гражданина, у которого были удержаны алименты в том числе из компенсационной выплаты за использование его личного автомобиля в трудовой деятельности. Суды общей юрисдикции признали действия работодателя правомерными, сославшись на ст. 188 ТК РФ, которая, по их мнению, разграничивает компенсацию за износ (амортизацию) инструмента и компенсацию за износ (амортизацию) личного транспорта.

Конституционный Суд РФ заключил, что по своей правовой природе возмещение расходов при использовании личного имущества работника, несмотря на тесную связь с осуществлением работником трудовой деятельности, не входит в систему оплаты труда и имеет иную целевую направленность - возмещение материальных затрат работника, понесенных им в связи с исполнением трудовых обязанностей. Данные выплаты не зависят от количества и качества труда, не несут работнику экономической выгоды вне зависимости от характеристик используемого имущества, и их расходование работником по своему усмотрению не предполагается.

Удержание алиментов с сумм, не являющихся реальным доходом плательщика алиментов, т.е. без учета заслуживающего внимания обстоятельства, относящегося к материальному положению стороны алиментного обязательства, означало бы отступление от требования ст. 7 СК РФ, согласно которому осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должны нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан.

Соответственно, закрепленное в пп. "п" п. 2 Перечня нормативное положение, как предусматривающее необходимость удержания алиментов с выплат, не входящих в состав средств, образующих реальный доход работника, т.е. не влекущих для него экономической выгоды, и, таким образом, допускающее ущемление имущественных прав алиментообязанных лиц, которым работодателем возмещаются расходы при использовании с согласия или ведома последнего и в его интересах личного транспорта, нарушает баланс конституционно значимых ценностей и принцип равенства работников, которые используют для выполнения порученной им в рамках трудовых отношений работы различные виды личного имущества.

В итоге пп. "п" п. 2 Перечня был признан противоречащим Конституции РФ в той мере, в какой он допускает удержание алиментов на несовершеннолетних детей с выплачиваемых работодателем алиментообязанному работнику при использовании личного транспорта работника с согласия или ведома работодателя и в его интересах сумм возмещения расходов (компенсации за использование, износ (амортизацию) личного транспорта работника и сумм возмещения расходов, связанных с использованием личного транспорта).

Правительству РФ надлежит внести в Перечень необходимые изменения. При этом КС РФ не исключил, что для работодателей могут быть закреплены ориентиры при установлении ими разумного и адекватного размера компенсации за использование личного транспорта.

Госдума ужесточает наказание за оставление места ДТП

Читать

 

        Первое чтение прошли поправки в Уголовный кодекс и Кодекс об административных правонарушениях. Они ужесточают ответственность для водителей, которые скрылись с места ДТП с «тяжкими» последствиями.

         Предполагаемые изменения коснутся «пьяных» пунктов ст. 264 Уголовного кодекса («Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств»). Если участник ДТП причинит по неосторожности тяжкий вред здоровью, смерть одного или нескольких человек и скроется с места происшествия, то ему назначат такое же наказание, как и водителю, который устроил аварию состоянии опьянения. Для каждого пункта предусмотрено лишение свободы до четырех лет в случае с вредом здоровью, и до девяти лет, если речь идет о смерти нескольких человек.

         Административная ответственность — лишение прав до полутора лет или административный арест на 15 суток — будет применяться только в случае, если происшествие не повлекло жертв.

         Депутат Госдумы Олег Нилов пообещал ко второму чтению этих законопроектов внести поправки, которые предусматривают еще более жесткую ответственность за побег с места ДТП: приравнивать их преступления к ст. 105 Уголовного кодекса «Убийство» или ст. 111 УК  «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» — в зависимости от тяжести наступивших последствий (подробнее — в материале «В Госдуме предложили ужесточить наказание за побег с места ДТП»).

Законопроекты № 575754-7 «О внесении изменения в статью 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» и № 575472-7 «О внесении изменений в статьи 264 и 264-1 Уголовного кодекса Российской Федерации».
 

ВС РФ: автолюбителя, которого не было в машине в момент ДТП, нельзя направлять на медосвидетельствование

Читать

 

 Верховный Суд Российской Федерации вступился за автолюбителя, лишенного прав за отказ от медосвидетельствования в связи с ДТП, притом, что он просто припарковал и покинул автомобиль, в который через сорок минут врезалась другая автомашина. То есть в момент столкновения в припаркованной легковушке вообще никого не было (Постановление ВС РФ от 3 декабря 2018 г. № 67-АД18-20).

Приехавшие "на оформление" сотрудники ГИБДД вынуждены были просмотреть записи с камер наблюдения, чтобы установить того, кто последним сидел за рулем пострадавшего автомобиля. Его вскоре – через пару часов после инцидента – разыскали и вызвали для составления документов в качестве именно водителя транспортного средства – участника ДТП. Поскольку от бедолаги исходил очевидный запах алкоголя, инспектор ГИБДД потребовал "освидетельствоваться", а получив отказ, – составил протокол по ч. 1 ст. 12.26 КоАП и направил его мировому судье.

Ни мировой, ни районный, ни областной суд не вняли доводам автолюбителя, что раз он ни во время ДТП, ни после не управлял автомобилем, то и водителем транспортного средства – в момент предъявления требования о прохождении медосвидетельствования – никак не мог являться, а значит, и не обязан был исполнять требование полиции. На автолюбителя наложили штраф в размере 30 тыс. руб. и отобрали права на полтора года.

ВС РФ, напротив, отметил следующее:

  • согласно показаниям свидетелей, автолюбитель действительно прекратил управление автомобилем за значительное время до ДТП. После того, как он припарковал автомобиль, он передал ключи и документы от него хозяйке машины. В момент ДТП в автомобиле никого не было, двигатель был выключен;
  • согласно документам, имеющимся в деле, событие ДТП имело место за два часа до составления протокола об отстранении автолюбителя от управления автомобилем, а еще через полчаса автолюбитель отказался подчиниться требованию сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования;
  • следовательно, с момента управления транспортным средством до предъявления требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования прошел значительный промежуток времени, и значит, в момент, относящийся к событию административного правонарушения, автолюбитель не являлся водителем транспортного средства;
  • а стало быть, это требование о медосвидетельствовании – именно как к лицу, управляющему транспортным средством – вообще было незаконным.

В итоге все судебные постановления по делу отменены, а дело – прекращено.